Міхаель Юріс: Через пролом в залізній завісі

Вы говорите время идет.

Безумцы, это вы проходите.

 Талмуд.

Начало этой истории 19 августа 1991 года. Лето в этом году было особенно жарким, и мой отпуск я проводил в северной части страны, а конкретнее, у озера “Кинерет”. Это одно из популярных курортных мест среди местных и иностранных туристов, дабы укрыться от жары и суеты. 

 С моего номера гостиницы, открывался захватывающий вид на озеро и на ещё снежную вершину горы Хермон. По форме это озеро очень напоминает скрипку и поэтому оно получило название “Кинерет” от слова кинор – то есть, скрипка на иврите.

На международных картах оно обозначено как Тиберианское, от названия города Тиберия (названо в честь римского градоначальника).

 В эти летние дни я чувствовал себя здесь изолированным от мира сего. Хотел только тишины и покоя, и великолепная сверкающая гладь воды содействовала этому.

 Бесконечные толпы туристов заполняли узкую набережную между озером и городом, где всегда царила праздничная атмосфера и круглосуточная променада. Запахи шашлыков и рыбных блюд раздражали ноздри и вызывали большой аппетит. А я на диете….

 День выдался знойным. У озера на светлом песке лежали серые прохладные тени. Небо сияло ослепительной синевой. Горячий воздух будто лежал над зеркальным озером, “заставляя” отдыхающую публику устремляться в его прохладные объятия.

 Но мне купаться не хотелось. Хотелось чем-то утолить жажду. Гостиница была полупуста. Немногочисленные гости сидели на веранде и лениво, потягивая через соломинку апельсиновый сок, поглядывали сквозь вестибюль на светлое покрытое дымкой озеро и на резвившихся бесстрашных ребят, на моторных лодках. Множество чаек, выслеживая добычу, вертелись над нами и с криками пикировали в воду. Озеро и небо были одного цвета, почти сливались, только чайки выделялись ярко – белыми пятнами.

Ах, какая красота! Настоящая свобода!

 К черту диету! Сел вблизи окна и заказал моё излюбленное пиво “Макаби”. По выработанной в последнее время привычке, надел наушники портативного радиоприёмника.

Одиночество, как диета, здорово для души но, господа, прошу в умеренных дозах. Важнее, что нового в этом грешном мире?

 На одной станции – обучают приготовлению нового кулинарного блюда, на другой – политические дебаты, а на третей – реклама прокладок. С к у к а.

 Перевёл на волну русской станции “Маяк”. Здесь всегда передавали любимые мной русские песни.  И …. Что я слышу? Классическая музыка раз за разом прерываемая Указами Г.К.Ч.П. Советский Союз в опасности… Наконец стали передавать краткие новости:

По улицам Москвы грохочут колоны бронетранспортёров и танков, баррикады, Ельцин у Белого дома, демонстрации.…

Что это путч? А может настоящая революция?  Слышу новые постановления правительства и их обещания. Обещают – то обещают, но благородные революционные цели рано или поздно претерпевают решительные изменения, будь оно в СССР, на Ближнем Востоке, в Ирландии или в Афганистане.

 По закону Мэрфи, насилие порождает ответное насилие, и зачастую в этой борьбе больше всех страдают бедолаги, на роль защитников которых претендуют обе сражающиеся стороны. Репрессивные меры, предпринимаемые силами государственной безопасности, склоняют к революционной деятельности и многих колеблющихся – просто из чувства протеста, и я не удивился бы…

 Но теперь? Когда, в конце концов, к власти пришел господин Михаил Горбачев, и он внедряет обширные глубокие реформы в Советском Союзе? Боже мой! А, впрочем, куда запропастился этот Горбачев? Жив ли он ещё?

 Потрясающие новости привели меня в возбуждённое состояние.

 Сотни вопросов и ни одного ответа. “Что будет? А я так мечтал побыть там, как турист!

 Экстренные сообщения менялись одно за другим, но вскоре ситуация стала проясняться. Мрачные прогнозы не оправдались. Масса людей на баррикадах у “Белого Дома”, солдаты, отказывающиеся стрелять в народ, бездарный путч подавлен, похороны погибших, гроб с телом Ильи Кричевского, еврея погибшего за Советскую демократию ….

 Свою жизнь я всегда разделял на этапы, в которых жил и живу, и всегда стремился их завершить. Один такой этап до сих пор остался, не завершён. Это – проведать места, к которым не мог вернуться по многим обстоятельствам. Вернуться хотя бы на минуту в моё далёкое прошлое. Прошлое, которое ещё находится со мной рядом.

Поэтому, если оно всё ещё было со мной, это значит – я потерпел неудачу. А неудачи я не принимаю. И вот созрела ситуация. Советская система в процессе развала. И тогда решил окончательно: будь, что будет, но начну завершать свой последний этап – вернутся  на тридцать пять лет назад, будто на”машине времени” и это, господа, не шутка! Решение было мною принято!

С опаской, не скрою, я начал его реализовать.  Через три месяца я уже был в пути. Смотрю в иллюминатор. Темно, не видно ни зги.

 Здесь уже почти зима…. Советский Союз. Почему он развалился? Точно так же можно спросить, почему развалилась Римская империя, империи Александра Македонского, Наполеона, гитлеровской Германии?

 Наверное, потому, что их всех раздирали экономические и политические противоречия насильственно “объединённых” народов.

 Скоро впервые приземлюсь на московской земле.…

 Вот и посадка. При выходе на трапе авиалайнера меня встретил холодный и мокрый ноябрь. Шёл дождь с мокрым снегом. Хорошо, что прихватил с собой тёплую куртку.

 Специальный автобус доставил немногочисленных пассажиров к терминалу. Там мы вошли в узкий извилистый коридор – не то бомбоубежище, не то бункер. Вдоль внешних стен, на одинаковом расстояние стояли пограничники с автоматами в руках, застывшие, словно сфинксы.

 Очередь к одинокой застеклённой кабине, куда “загоняли” по одному всех иностранцев. Офицер долго рассматривал мой “странный” израильский паспорт и несколько раз, нервно, переводил сверлящий взор с него на мою, ещё “счастливую” физиономию. На мой наивный вопрос, зачем зеркала сверху и по бокам, ответа я не получил. Вернул, наконец, мой синий паспорт.

 Я двинулся дальше. Новая очередь. Таможенный досмотр. Здесь промаялся больше часа, вкусив слегка забытый аромат советской действительности.

 Неожиданно меня вежливо попросили отойти в сторону. Начал заметно волноваться. “Может, я фигурирую у них в черных списках?”

 К моему облегчению вскоре всё выяснилось –  я совершил “тяжкое” государственное преступление: ввёз на территорию Москвы советские денежные знаки в количестве ста рублей и “нагло” указал этот факт в таможенной декларации.

Но далее я ощутил благотворное влияние советской демократии. Всё обошлось относительно мирно: полуторачасовое разбирательство, составление протокола и изъятие советских денежных знаков.

 Хорошо всё, что хорошо кончается. Передо мной, как в сказке, наконец, распахнулась массивная дверь, и я очутился после стольких лет “разлуки” на ещё советской территории.

 Сырая, зимняя и очень тёмная Москва встретила меня. Было уже за полночь. Тут же я ощутил потребность в изъятых рублях. Телёжки для чемоданов давались за пять рублей, но охотно брали валюту. Позже я понял. Вся система обслуживания так и построена: выманить валюту у “остолопов” иностранцев.

 Зал международного аэропорта” Шереметьево 2 “огромный, тускло освещённый. Масса людей – одни сидят на немногочисленных скамьях, и на своих чемоданах, другие – на газетах и картонах, расстеленных прямо на полу, третьи жуют что-то в ночной забегаловке. По залу фланируют упитанные молодчики, с таинственными лицами, в кожаных куртках.

 Непривычная тишина. Люди общаются шепотом, где-то хнычет ребёнок. Иногда из динамика механический голос на русском и жутком английском языке объявляет посадку или взлёт очередного самолёта.

Но не только отсутствие гомона удивляет. Масса людей и никто не улыбается! Я понимаю, полночь, но все-таки….

 Жду человека, какой должен был меня встретить. В лицо его не знал. Был информирован – он москвич и зовут его Илья; что он лысый и ему под пятьдесят. Будет держать плакат с моим именем.

 Но уже скоро два – а его всё нет и нет. Теряюсь в догадках. Стою как вкопанный с тележкой и своим багажом. Что делать? Ищу в кармане копейки для телефонного звонка. Увы, и этого нет.

И тут подходит ко мне один из таинственных молодчиков в кожаной куртке.

 – Вам нужно такси?

 – Нет, только пятнадцать копеек, – отвечаю.

 Через секунду безвозмездно получаю от него желанные монеты.

Со всем багажом тащусь к единственному действующему телефону- автомату.

 Уже два часа ночи. Смертельно устал. Звоню. Чудо! На противоположной линии – жена “пропавшего” москвича. По её словам он меня ждет…

Но где? Вооружился терпением…. Жду ещё час. В три часа моё терпение лопнуло.

 Волей – неволей, несмотря на категорические рекомендации моих друзей смотреть в оба, такси не брать, опасно даже для жизни, я подозвал “моего” молодчика и после коротких “переговоров” отправился с ним, на мой страх и риск. Увы, без особых приключений, несмотря на все предупреждения, благополучно прибыл по указанному адресу в большой комплекс домов.

 Десятки серых и безликих зданий, где-то в южном районе Москвы. Здесь, не без труда, опять же с помощью вежливого молодчика – шофёра и, в придачу моей ” любимой” валюты, добрались по адресу, к счастью, имевшемуся при мне.

Жена “моего” москвича тревожно выжидала, а его ещё не было…  Оказывается, что он действительно меня встречал, но в другом аэропорту – “Шереметьево 1”. По сей день не знаю почему. Хорошо всё, что хорошо кончается.

 Восток уже бледнел. За окном светало, и дождь, кажется, прекратился.

Рождался новый день и первый день моей жизни в новой эпохе. Ура!

 Я сделал это! Рисковал! Но ведь кто не рискует, тот не пёт шампанское! Значит, я победил! А может, меня поджидают новые беды в новой эпохе моей жизни? Это не важно! Важно то, что прошлый этап завершён. Важно то, что есть надежда. Важно то, что новые этапы впереди!

 Я сел на диван и закрыл от усталости глаза. Голова у меня ходила ходуном. Слишком много впечатлений навалилось на меня….

Мне удалось вернуться назад, на тридцать пять лет назад, в мало изменившийся мир моего детства, но, увы, намного повзрослевшим…

Юрис Михаэль

Ви можете залишити коментар, або посилання на Ваш сайт.

Залишити коментар

Ви повинні бути авторизовані, щоб залишити коментар.

Online WordPressORG template HostingReview