Міхаель Юріс: Нічний патруль

На востоке говорят:
Не снимайте одежду,
Пока не увидите воду.

Заурядное происшествие: в самом центре города, в начале смены, поблизости от меня автомобиль сбил с ног пешехода и скрылся на бешеной скорости. Вроде, как всегда в таких случаях. Дело не моё. Это происшествие для профессиональных следователей. А я, всего лишь, только доброволец в полиции и случайный свидетель. Но не тут- то было… 

Субботний вечер. Холодный январский дождь. Он лил уже три дня, противный, безжалостный и монотонный. Вчера по телевидению обещали улучшение погоды, но как видно прогноз был неточным. Я стою под навесом магазина и гляжу на улицу. Справа автобусная стоянка, а слева – пешеходная дорожка. Задача: следить, чтобы ни одна машина не занимала запретное место у автобусной стоянки, и дать возможность свободный доступ пассажирам к подъезжающим автобусам.
Дождь продолжал лить как из ведра. Казалось, он идет, и будет идти вечно. Может опять наступил всемирный потоп? Я даже живо себе представил, как волна потопа смывает меня, как я попадаю в реку Аялон, вместе с мусором и другой дранью, а оттуда – прямо в Средиземное море. Народу и машин, несмотря на дождь – тьма.

“И чего они тут снуют, как муравьи”, – недоумевал я, глядя на парнишку, который аппетитно всовывал в свою утробу очередной “гамбургер”.

-” Ему что, дома жрать нечего?”- раздражённо подумал, чувствуя, как засосало под ложечкой. В последнее время серьёзно взялся за “диету”.

Хочется и мне проглотить вот такой “гамбургер”, но надо иметь совесть по отношению к собственной фигуре. Периодически останавливался автомобиль, выгружая из своего чрева очередных “бездельников”. ” Нельзя здесь останавливаться! “- грозно прикрикивал я, выскакивая из-под навеса. Шофер с извиняющим видом удалялся, успев опустошить свою машину. И так продолжалось, казалось, до бесконечности. Чувствовал себя – комичным и сиротливым. “И что я здесь делаю?” Поступил в полицию добровольцем, случайно, несколько лет назад. Мой хороший приятель Амнон пригласил меня посмотреть, как на деле работает полиция. Он – командир отделения добровольцев. После нескольких таких визитов приятель предложил мне вступить в ряды его “ополчения”. Я совершенно не был уверен, разумно ли поступаю, согласившись на его просьбу. Я не был полицейским и не испытывал никакой тяги к криминальным приключениям.

Чего ради, я в конце концов, согласился? Возможно, подсознательно мне виделось в работе полицейского что-то святое, романтичное, а я ведь романтик… Обычно, на деле, моя работа велась в полицейской машине, или, как сейчас, в “общении” с недисциплинированной публикой…

“Ничего”, подумал я, “скоро мой патруль подберёт меня, и я смоюсь, наконец, из этого противного места. А там… домой. Постель подле тёплой женушки и спать…” Подумав о сне, я зевнул и наклонил голову на бок. За шиворот сбежала холодная струя. Громко выругался, но, оглядевшись по сторонам, и удостоверившись, что меня не слышат добропорядочные люди,
поспешил под укрытие.

Помимо всякого меня занимало ещё кое-что, а именно моя карьера. Я перешагнул пенсионный рубеж. Всю деловую жизнь звёзд с неба не хватал, заработок нагонял тоску, а постоянные требования клиентов за мизерную плату раздражали.
Всё чаще я с отчаянием думал, что больших достижений мне не видать , талантом особенным не блещу, значит, вскоре буду не у дел.

Выйду на пенсию. Буду получать унизительное пособие и для сохранения привычного для меня экономического уровня, пойду куда-нибудь охранником или, того хуже, сторожем. Так может, все-таки, лучше податься в полицейские?
Блестящая от дождя легковая машина промчалась мимо. Бум… крик и скрежет тормозов. Я вздрогнул и подбежал к месту происшествия.

На пешеходной полосе лежал человек. Моё сердце забилось, как у зайца. Отталкивая зевак, я прорвался к нему. Мужчина преклонного возраста лежал с закрытыми глазами. Нащупал пульс. “Жив!” Тут же связался с полицейским участком. Вызвал патруль и “скорую помощь”. Буквально через несколько минут прибыла “скорая ” и три патрульных машины. Из одной, открыв заднюю дверцу, помахала чья-то рука, приглашая меня. Довольный распрощаться с дождём, я охотно влез в машину.
Патрульная машина сорвалась с места.

– Были свидетели?- выстрелил неожиданный вопрос.

Спрашивал меня полицейский сержант , сидящий возле шофера. Я поскрёб щетину. Вроде бреюсь я аккуратно по утрам, но к вечеру у меня всегда отрастает щетина.

– Наверное, – ответил я. – Ведь там было полно народу, ты сам мог видеть.

Машина, под аккомпанемент сирены, продолжала мчаться по ночным мокрым улицам.

– На каком расстоянии ты был от места происшествия? – игнорируя мой ответ, продолжал расспрашивать полицейский.

Я понял, что передо мной сидит какой-то следователь.

– В пяти шагах. Я обратил внимание, что машина мчалась на большой скорости. Шофёра не смутило, что снёс пешехода, как какую-то лишнюю помеху. Не знаю или он вообще осознал это, – закончил я.

-Какой модели была машина?

– Вроде японской.

-Что значит, “вроде”?

– Наверное “Мазда”. Да, да! Точно “Мазда”! Я помню специфичный знак на багажнике.

– А какого цвета?

– Не помню. Но кажется темного цвета. Не то черный, не то темно-синий.

– Кто сидел в ней?

– Мужчина, – неуверенно ответил я.

Вопросы сыпались градом. Я был мокрый не то от дождя, не то от пота.

– А, да, вспомнил, парень с лысиной.

– Ты уверен, с лысиной?

– Да! Она блестела, как и вся машина.

Визгнули тормоза, приближаясь к двигавшей перед нами передней машине.

– Она, она, – вскрикнул я неожиданно для самого себя. – Она точно как “моя” “Мазда” и то же темного цвета.

Сержант полиции поспешно взял в руки мегафон:

– Мазда! Мазда! – приказным тоном выкрикнул он. Его голос, усилённый мегафоном, звучал пронзительно и громко:

– Немедленно остановись у обочины! Остановись у обочины…

Водитель – ноль эмоций. Резко увеличивая скорость, он стал отдаляться. Наш патруль принажал на газ.

Стрелка спидометра быстро приближалась к ста пятидесяти. Прямо дух захватывало. “Только не врезаться в кого-то”, – мелькнула мысль. Красные огни светофоров и перекрёстки не были для преследуемого помехой. Пришлось вызвать перехват.
” Плакала моя постель”,- с глубочайшим сожалением подумал я.

Взглянул на часы. Моя смена уже приблизилась к концу, но конца этой смены не предвиделось. Погоня “успешно” продолжалась, если это можно было так назвать. Правда, мы от преследуемой машины не отставали, но и он не желал нашего “общества”, и все время норовил смыться при первой возможности.

Въехали на какую-то просёлочную дорогу, за городом и вдруг преследуемая машина, замедлив, врезалась в закрытые деревянные ворота. Оказывается – запущенный двор. Тупик. Он попробовал развернуться и вырваться обратно, но там уже ожидала подоспевший перехват. Мы выскочили из машин и окружили его с вытянутыми вперед револьверами. Осветили фонарями задержанную машину. За рулем сидел молодой лысый парень. Высокий лоб был окровавлен. Ремень безопасности отсутствовал. Видимо потому и ударился лбом о переднее стекло машины при ударе в закрытые ворота.

Мой следователь осторожно подошел к нему и, вытаскивая его обмякшее тело из машины, он тут же наложил на него наручники.

– Эй, ты? Ты что с ума сходишь?- Спросил полицейский, сажая его с большой “честью” в нашу машину на заднее сидение, между мной и другим полицейским.

Он не отвечал и, было ясно, что ничего не смыслит о происходящем. От него разило перегаром и ещё чем-то… В машине полицейский следователь пробовал его допросить:

” -Имя? Документы? Чья машина? –

Он угрюмо отмалчивался.

“- Ты знаешь,- продолжал сержант, – полчаса назад ты сбил человека? Молись Богу, что бы он остался жив”!

Ноль эмоции. Его голова еле держалась на плечах. Все тело болталось по инерции машины и нам пришлось его придерживать, что бы случайно опять не стукнулся головой, на этот раз о переднее сиденье. Сержант рассматривал при тусклом свете фонарика найденный у задержанного кошелёк. В нём были какие-то документы. По рации сержант тут же сверил их в местном отделении полиции.

– Ты знаешь, голубчик, что ты ездишь без шофёрских прав?

Их ты лишился ещё год назад? – неутомимо проговорил полицейский. Задержанный неожиданно открыл глаза и окинул нас мутным взглядом.
– Ты обязан знать, что тебе будут предъявлены обвинения в нескольких очень серьёзных нарушениях: Во-первых – вёл машину в нетрезвом виде. Во-вторых – превышение скорости в городской полосе, подвергая риску собственную жизнь и жизни других граждан, на краденой машине и все это – при отсутствии шоферских прав.

А главное из главных – побег с места происшествия и не оказание помощи пострадавшему. Что ты скажешь на это? Полная тишина в ответ. Дождь не унимался.

“Интересно” – подумал я. “Какой аргумент защиты примет нарушитель? У всех свои оригинальные мотивы: У одних – я спешил, моя жена рожает. У других – оставил мою старушку на улице. Она меня ждёт. Или – разве это был я? И пр. и пр”… Парень, наверное, в конце концов, очнулся и, оглядевшись, неожиданно впервые за этот вечер открыл рот.

С сильным русским акцентом тихо промолвил:

– Что поделать. Может быть. Не знаю. Я заснул! Может, не обратил внимания. Извините…. Ну ребята, пожалуйста…. Я больше не буду…

Прибыли в полицейский участок после полуночи. Вернулся домой под утро. Жена спала крепким сном. Я уснуть не смог….
Юрис Михаэль

Ви можете залишити коментар, або посилання на Ваш сайт.

Залишити коментар

Ви повинні бути авторизовані, щоб залишити коментар.

Online WordPressORG template HostingReview