Міхаель Юріс: Минуле – комора пам’яті

Одиночество необходимо для души,

Как диета для тела.

Оно опасно, если – продолжительно.

Но оно нужно!

 Её внимание было сосредоточено на мужчине, стоявшем поблизости на перекрестке. “Неужели это он”, – подумала она. “Как он попал сюда? Что он здесь делает?”  Высокий мужчина был одет в светло – голубой джинсовый костюм. На ногах – кроссовки. Черные волосы, чуть тронутые сединой, были небрежно причёсаны. Немолодое лицо таило следы былой мужской красоты.

“Давно я его не видела. Ему, должно быть, сегодня около шестидесяти, как минимум” – подумала она. – “Но выглядит моложаво. Такая же стройная фигура и почти без капли жира.” 

 Какое-то ощущение зависти появилось в её душе. Она видела перед собой некогда близкого ей человека.  А она, несмотря на то, что была моложе его на десять лет, выглядела совсем неважно. Расплывшаяся фигура округленное лицо из-за лишних десять – пятнадцати килограммов. Да и не всякая одежда подходит…

 “Да! Годы хорошо отнеслись к тебе, мой старый друг”, – неслышно проговорила она и бесшумно приблизилась к нему сзади.

Он повернулся и… узнал её. Его взгляд, обычно холодный и колючий постепенно становился мягким.

 “Привет”, – с удивлением проговорил он. – “Ты откуда свалилась?”

 -Я? С неба! – улыбнулась она. – Сколько лет, сколько зим. Кажется, мы не виделись почти тысячу лет. Здравствуй. Как у тебя дела?

 – Ничего. А ты?

 – Нормально. Да…

 Он улыбнулся своей знакомой зазывающей улыбкой, которую она так хорошо помнила. Он неловко нагнулся и поцеловал её в висок.

 – Ты совсем не изменилась – сказал он.

 Она улыбнулась застенчивой улыбкой и инстинктивно дотронулась рукой до своих черных, конечно покрашенных, волос.

 -А ты, как всегда, неисправимый льстец.

Прохожие с интересом посматривали на них.

 – Ты торопишься?

Она взглянула на часы. – Имею свободных часиков два. Он устремил свой вопросительный взгляд в сторону гостиницы, расположенной невдалеке, на углу ближайшей улицы. Она почувствовала, как краска заливает её лицо, а по телу разливается приятное возбуждение, как в былые времена.

– Ты озорник, – улыбнулась она, беря его под руку.

 Молча пересекли оживленную улицу и пройдя через безлюдный дворик вошли в гостиницу.

 Получили номер на втором этаже.

 –Какой красивый от сюда вид,- тихо проговорила она, глядя в окно.

 Не среагировав, он уверено открыл “мини бар” и извлек от – туда бутылку коньяка и два фужера.

 – За нас – предложил он, наполняя фужеры золотистым напитком.

 Они выпили, избегая взглядов друг друга.  Неожиданно, он, без слов, нежно приподнял её, как пушинку и понёс к широкой кровати.  Она, держа недопитый фужер в руках, пробовала остановить его.

 – Не шевелись! – сказал он. – Я сделаю все сам….

 Он начал медленно-медленно раздевать её. Она не помнила другого такого мужчину, который раздевал её, вот так, полностью, от серёжек до самых туфель. Его пальцы почти не дотрагивались до её тела. Волна ожидания захлестнула её, пока не превратилась в большую жгучую страсть. Она подумала:

“Интересно, сколько женщин он познал таким пламенным путём после нашей разлуки?”

 Он нежно прижал её голову к своей нагой груди. Она вдыхала его приятный возбуждающий мужской запах. Чувствовалась его мощь и сила. Комната закружилась. Тепло между ног все усиливалось, и она стала таять в его объятиях, как масло на сковороде. Страсть отражалась в его глазах, и это ещё больше возбудило её…

Неожиданно его губы прижались к её губам. Они были горячие и влажные. Она, в ответ, прижалась бёдрами к его телу. Глубокий вздох вырвался из её горла. Она почувствовала, как кровь рвётся наружу, а мышцы неуправляемо дрожат…

Божественное, давно забытое блаженство увлекло её в бездонный водоворот. Хотелось ей, что бы это ощущения не кончалось… Полностью опустошённые, они обнявшись, лежали молча….

– Сколько лет мы не виделись? – нарушая тишину, глухо спросила она.

-Больше пяти.

– Бог мой, а кажется, что прошла вечность. И что ты сейчас делаешь в этих краях?

– По делам! – Коротко ответил он. – Я стал журналистом.

– Трудно мне представить тебя писакой.

– “Сэляви”.* А ты?

– Мой муж вышел на пенсию, а я, как всегда, управляю моей конторой.

Он взял её за руку:

 – У нас есть время для обеда?

 – Нет, мне надо, срочно, вернутся.

Одевались, не проронив ни слова. Вышли на освещенную солнцем уличную суету.

– Так что, “до свидания”, или “прощай”?

– Я понимаю. Значит между нами всё кончено?

– Боюсь, что так. Ведь время разлуки нам не мешало.

– Всё-таки это ужасно. Будто смерть.

– Не надо драматизировать. Может, лет через десять, вот так же, мы опять встретимся, а?

 – Жаль, что мы не можем вернуть прошлое…

 И прежде, чем он успел что-то ответить, она прильнула к нему, и нежно поцеловав его в губы, прошептала:

 – Прощай!

 – Прощай, – еле слышно ответил он.

 – Береги себя, – добавила она. Её глаза были сухие.

 – Прошлое – это кладовая памяти, – ответил он, – и хорошо, что это так. Он никогда не видел её плачущей, не заплакала она и сейчас….  Не поворачиваясь, он зашагал прочь.

*Сэляви – ( фрн) – такова жизнь

Юрис Михаэль

Ви можете залишити коментар, або посилання на Ваш сайт.

Залишити коментар

Ви повинні бути авторизовані, щоб залишити коментар.

Online WordPressORG template HostingReview