Міхаель Юріс: Армія Оборони Ізраїлю

Всегда и везде с осторожностью надо относиться к воспоминаниям людей старшего поколения. Они вовсе не думают обманывать себя и других, но они желают видеть прошедшую жизнь через призму отобранных памятью различные ощущения и образы, окрашенных вдобавок тоскливыми сожалениями о днях выносливой и здоровой молодости, быстро отдыхающей и крепко спящей.

В общем, получается, как в литературном произведении. Жизнь как будто и настоящая, реальная, но в тоже время концентрированная больше переживаний и впечатлений заслоняя собой медленные тоскливые дни с их мелкими разочарованиями. Но, в поединке между действительностью и фантазией, сила не всегда на стороне действительности, но я был счастлив…

В рамках учений, мы отправлялись в походы, в основном, по ночам. Я любил эти походы. Ходишь среди гор, будто по поверхности луны. А тёмные силуэты скал казались ночью ещё более фантастичным.

Земля под нашими ногами была покрыта трещинами и извилистыми щелями, а мы, черные тени с ранцами за спиной, походили на легендарных пришельцев с иной планеты, неизвестно для чего разгуливающих по волшебной впадине Мертвого моря. Наши ранцы были тяжелы, более тридцати килограммов. Мы должны были доказать свою выносливость и волю.

Шли не менее двадцати – двадцати пяти километров в одну сторону, а потом – обратно. Днём нас изнуряла жара, а ночью – москиты. После похода мы снимали с себя всё и, окунались в ледяную воду реки Иордан. Стою вот так, в трусах, среди быстрого течения и думаю:

“А ведь здесь, когда-то наш Иисус и его соратники отмывались и становились святыми. Может и я святым сейчас стану?”

Потом разводили костёр на берегу. Пекли картошку и варили кофе, рассказывали смешные истории и опять окунались в реку.

Во время многих учений я обошел своими солдатскими ногами почти всю страну. Вспоминается, как-то раз осенью, в нижней Галилее, проводились военные учения.

Был перерыв, а кухня ещё не подошла. Застряла где-то… А нам есть хотелось. Я дал указание солдатам подготовить полевую посуду, а сам, прихватив двух бойцов, пошёл в ближайший лесок. Я знал, что здесь после дождя должны быть грибы. Съедобные грибы. Точно! Через несколько шагов наткнулись на них. Дал моим сопровождающим беглую инструкцию, какие съедобные, а какие нет, и мы стали собирать грибы и складывать в корзину. Подошёл Цвика, мой друг.

– Ого! – сказал он.- Половина ядовитые! Ты что, братишка, намереваешься выше этих сосен подняться и нас туда отправить?

– Боишься, не ешь, нам больше останется! – кратко ответил я.

Корзина быстро наполнилась до края. Повторяясь по “инструкции”, как варить “суп с топором”, я попросил у бойцов “одолжить”, всё, что у них найдется съедобное в карманах. Подошёл один и принёс несколько вареных картофелин. Другой – кусочек масла. Третий – лук и помидор…

– Вот теперь, мой друг, будет настоящий суп, классный суп, – проговорил я до себя, довольно потирая замёршие руки.

– Умру с голода, а эту отраву есть не буду, – категорически отказался мой друг Цвика…. В ответ я лишь пожал плечами.

Развели огонь, и вскоре аромат густого ароматного супа защекотал всем ноздри.

– А что с хлебом, да и соль нужна?- вспомнил я. Кто-то встал и побежал в свою палатку. Через секунду вернулся и принёс с полбуханки. Ещё один – немного соли.

– Вот это называется жизнь! – торжественно произнёс я и первым попробовал свою кулинарию. Все внимательно и напряженно следили за мной. Увидев, что со мной ничего страшного не случилось, а мой казанок опустел, налегли на свои порции….

Когда прибыла полевая кухня, мы даже не взглянули в её сторону, естественно, кроме моего друга, а мы лежали в стороне и с блаженством погладывали свои животы…

***

Исходили все окрестности Мертвого моря, провели разведку вдоль границы Иордана, прошагали от Бейт-Шан до Тират Цви и далее до Ерихо и северной части Мертвого моря. Мертвое море, конечно, не “море” в том смысле, которое имеет это слово в русском языке, а озеро, и в мировом масштабе, вполне большое.

Но, как и во многих других местах Израиля, дело здесь не в величине, а в насыщенности. Его воды содержат различные минеральные соли. Море находится на уровне в 400 метров ниже уровня Мирового океана. Само появление Мертвого моря было достаточно драматичным.

“И Господь пролил дождём на Содом и Гоморру серу и огонь от Господа с неба, и перевернул города эти и всю окрестность, и всех жителей городов этих, и растительность земли. И посмотрел Авраам на Содом и Гоморру, и на всю окрестную землю и увидел : и вот поднялся дым с земли, как дым из печи”.

( Берейшит, 19:24-25)

Но самый сложный и трудный поход мы совершили к Ейн- Геди и Мицада, а потом по ущелью Умбрек до самой Малой Котловины в пустыне Негев. Солидный поход – шесть дней пешком, и каждый тащит на себе тяжелый груз: провизия, одеяло, две фляжки воды и личное оружие с патронташем.

В шестидесятых годах прошлого столетия в армии ещё существовал “строгий водный режим”. Страдать от жажды разрешалось всем, а вот сделать глоток воды можно было только по приказу. Кто пил без разрешения, был наказан. Мы отправились в поход всем отрядом, численностью около сто двадцати солдат и офицеров.

Нашего командира, капитана Гидона, мы, между собой, называли “хакатан,”* потому – что он был маленький ростом. Он всегда шёл впереди, да так быстро, что все чертыхались в его адрес. За ним шли четыре сержанта дозора. Замыкающими – младший лейтенант Полянский, я и еще два сержанта.

Наш поход приходился на конец весны. Было не столько жарко, сколько утомительно. Спуск – подъём, спуск – подъём. Идём гуськом, и если посмотреть на товарищей сверху, то те, что растянулись далеко позади, были похожи на цепочку прилежных, но несчастных муравьев, сгибающихся под тяжёлой поклажей по пути к муравейнику.

Мы шли и шли. Кругом тишина и первозданный пейзаж. Отдыхали только по ночам. Разжигали костры, ели провизию и, закутываясь в одеяла, проваливались в глубокий сон. На рассвете нас будили дежурные, черный кофе, и снова в путь….

Под вечер подошли к горе “Масада”*. Солнце еще не зашло, но запад уже был окрашен в пурпурные цвета… В далёком прошлом, на этой горе располагалось израильское укрепление. Оно было окружено римскими полчищами, намеривавшимся уничтожить последний пункт израильского сопротивления и поработить уцелевших жителей… Но все защитники Массады до одного, включая и женщин, и детей, предпочли покончить с собой, но не сдаться в плен захватчикам…

И вот наш отряд начинает подъём по” змеиной” тропе. В особенно крутых местах подтягивали друг друга на верёвках. Весь подъём длился более двух часов. Дойдя до вершины горы мы расположились на отдых.

Среди древних разрушённых стен зажглись многочисленные костры. Их пламя озарило всё вокруг, создавая внушительно – яркую картину исторического прошлого. В последних лучах солнца внизу виднелись три прямоугольника – останки римских лагерей. Зрелище было великолепное и торжественное. У всех выступили слёзы на глазах. Мёртвое море расстилалось вдали, словно отлитое из свинца, и только мелководный залив на востоке чуть голубел. Наконец совсем стемнело. Вспомнил стишок:

Здравствуй, мерцающий вечер

В блеске озерной волны,

Здесь эвкалипты, как свечи,

В небо устремлены.

Где в бесконечной Вселенной,

Равная среди сестёр,

Звёздочка из Вифлеема

Искрой зажгла наш костёр.

Зажгли факелы. Подняли знамя страны и знамя полка. Нас построили в шеренгу буквой П ( на иврите Хет, что означает – Херут- Свобода). По очереди, каждый солдат получает от командира роты маленький молитвенник и на ней, принимая присягу, даёт клятву: ” Никогда гибель Массады не повторится”!

А солдаты повторяют вслед за ним: “Клянусь!”. Горное эхо вторило нашей клятве и по всей округе долго перекатывалось: ” Клянусь!.. Клянусь!… Клянусь!…

***

На следующий день, наполнив фляги водой из каменных расщелин, как, когда-то, наши далекие предки, и снова отправились в путь…

Дорога становилась всё труднее. Необычные древние горы, глубокие дикие ущелья, петляющие между ответственными каменными стенами, и изредка крохотная движущаяся точка на дне раскалённого ущелья оживлял пейзаж: одинокий бедуин ехал на лошади по невидимой тропинке… Добрались до Малой Котловины. Астрономы утверждают, что это след огромного метеорита, упавшего в этом регионе десятки тысяч лет назад.

На землю опускались очередные сумерки. Заходящее солнце освещало Малую Котловину всеми переливающимися цветами радуги: красными, оранжевыми, фиолетовыми, коричневыми и желтыми.

Я не художник и не в состоянии передать всё, что увидел. Но тот, кто хочет увидеть эту красоту своими глазами – пускай проделает наш путь собственными ногами. Тогда, я уверен, он и не забудет… И пусть не забудет прихватить с собой тридцатикилограммовый мешок. Эта деталь немаловажна. Обратно в лагерь отряд вернулся на грузовиках…

Юрис Михаэль

Ви можете залишити коментар, або посилання на Ваш сайт.

Залишити коментар

Ви повинні бути авторизовані, щоб залишити коментар.

Online WordPressORG template HostingReview