Валентина Чайковська ПРАВЕДНИКИ НАРОДІВ СВІТУ (текст – мовою оригіналу)

«Люди больше всего приближаются к богам

именно  тогда, когда даруют людям спасение»

(Цицерон)

Солнце стояло уже высоко. Ускорив шаг, Юдит завернула за угол. Ещё несколько минут, и она порадует своих родных кусочками  сахара, которыми её сегодня наградила за работу хозяйка. Девушка уже представляла радость в похожих на две спелые смородины глазёнках племянника.

Внезапно в груди что-то сжалось, раздирающие сердце звуки колким градом ворвались в душу. Перед ней, словно ниоткуда, появился знакомый украинский хлопец.

      –    Тебе туда нельзя, –  промолвил как-то глухо.

      –    То есть, как нельзя? Почему? – она рванулась вперёд, но Володя (так его звали) оказался резвее. Он схватил девушку за руку, пытаясь поймать испуганный взгляд небесно-ясных глаз из-под пружинистых каштановых локонов.

      –    Убьют. Понимаешь? Там всех ваших забирают.

      –    Как забирают? Куда? – но она уже знала куда, хотя тело не подчинялось, и она забилась  голубкой с надломленными крыльями в руках Владимира. –    Тише! Тише, – умолял молодой человек, уводя девушку подальше от страшного.

 Как в  полубреду, Юдит шла за ним. Шумело в ушах, какой-то мрак застилал глаза.    Ступеньки…  Каждая из них всего лишь отшлифованный камень, а вместе – почему-то аккорд боли. Или показалось…Чужой дом, её онемевшее от страдания тело – и его молчаливое участие. Она ведь уже перенесла одно горе…

Часть семьи Аккерман была вывезена  в Освенцим ещё в первую акцию, проведенную в их городке  гитлеровцами: мама, сестры Дора, Малка и  братик Хуна. Тогда остались в живых лишь она, чудом не оказавшаяся в это время дома, да отец с сестрой Рузей и с её маленьким  сыночком.  Кажется, только молитвы Всевышнему и спасали от сумасшествия почерневшего от горя отца Иосифа.

Обо всём этом она и рассказала своему спасителю на следующий день.

Владимир отслужил армию в Польше. Когда началась война, он был в числе первых, кто героически встретил врага. Потом, через много лет, его найдёт в Украине награда польского правительства, но это будет потом.  Вскоре после начала войны  их полк попал в окружение, и те, кто спасся от плена,  разными путями направились к месту прежнего жительства. Так он и оказался в своём городке Бучач Тернопольской области в Украине.

Прошли два дня, две страшных ночи, но долго находиться здесь было нельзя – столько разных глаз и ушей вокруг. Разных…  взять хотя бы Бориса Плаксия, фашистского прихвостня, который уже что-то заподозрил и в любой момент готов был заложить соседа.   И Владимир подыскал на окраине города заброшенную хату с окнами, забитыми досками. Ночью повёл Юдит туда. А она, схватив своего спасителя за руку, умоляла, просила, требовала отвести её на место расстрела родных. Может быть, кто-то уцелел, а, может…

И он отвёл. Там, перед мостом, за которым начиналось село Подзамочек, во рву и были закопаны все вывезенные и безвинно убиенные представители её многострадального народа: знакомые, друзья, близкие. Видимо, некоторые были закопаны ещё живыми, ибо в ту полнолунную и жутчайшую в её жизни ночь Юдит  явно видела, как шевелилась земля.

 Шевелились волосы на голове, что-то обжигало лёгкие, сжимало сердце, не давало дышать, но слов не было, их выжег какой-то огонь.

Намного позже она узнала, что у соседей была возможность спасти её маленького племянника (столько лет прошло, что и имени его уже не вспомнить), но мальчик был обрезанный, и этот факт  решил его участь. Эх, люди…

А он, Владимир, не побоялся!

Он знал, что ему грозило в любой момент дня и ночи  за укрывательство еврейской девушки.  Позже, через много-много лет, он напишет в одном из своих писем о том военном времени:   «…были люди, которые прятали евреев за деньги, но Юдит была бедна. Один плащик на себе. Бедная из бедных. Отец её, шорник, шил чупряк для лошадей, а жили так, что едва концы с концами сводили». «… если бы немцы поймали, то смерть ожидала бы и её, да и меня. И я был каждую минуту к этому готов».

Скупые слова, но читать надо не слова, а то благородство, которое высится над ними.

Немного времени Юдит прожила и в избе за городом –  отовсюду грозила опасность. Владимир договорился со священником, который, не колеблясь, выписал им на двоих одну справку. В ней говорилось, что они Чайковские Владимир и Ольга – брат и сестра. Это удостоверение  и спасало молодых людей на трудных дорогах скитаний.

Юдит была уже помолвлена с другим парнем. Их семьи дружили  раньше… скрепить узы браком помешала война. Но война не могла заставить её забыть Михаэля Бидера. Все сердечные секреты были рассказаны Владимиру, других слушателей у неё не было.

Почти четыре года Владимир скрывал Юдит, опекал, подбадривал и рисковал, рисковал…  Но без посторонней помощи  обойтись было трудно.

Кому же довериться, как не самым родным и близким? И однажды он привёл девушку, называемую теперь Ольгой, в село Курдыбановка, в дом своих родителей – мамы Теофилы и отца Павла. Пока Юдит-Оля, измождённая длительными переходами, пила щедро налитое в кружку молоко, Владимир вышел с родителями во двор и без утайки поведал её наполненную полынной болью иудейскую историю. Отец кивнул головой и, вытирая пот, внезапно выступивший на лбу, сказал:

      –    Вот что, сын! Будем прятать её в клуне, в хате нельзя. Времена нынче тяжкие, неровен час, кто-то проведает. Так же? Что скажешь, мать? – повернувшись к жене и глядя в упор в глаза,  спросил он.

      –    Жаль девушку, – ответила Теофила, зачем-то взглянула в окно, где в свете керосиновой лампы  виднелись головы их дочерей-близнецов –  Текли и Хаси, и тихо сказала:  «Бог милостив, и все мы Его дети».

Трудно словами передать всю великую ответственность того решения. Страх за собственную семью  и  высшее благородство сердец.  Победило – второе!

И всё-таки кто-то из соседей донёс на них, что-то заподозрила чья-то мелкая душонка. В один из дней во двор вошли полицаи, осмотрели хату, чердак, сарай.  Никого не найдя, направили автомат на Теофилу:

     –     Где жидовка, признавайся!

Сверкнув глазами, женщина повернулась к ним спиной и, подняв юбку, выкрикнула: «Здесь прячу!»

Увидев обнажённую часть  тела, они громко заржали. Нецензурно выражаясь и уже поверхностно осмотрев клуню, где в сене пряталась ставшая и сама уже похожей на степную былинку Юдит,  полицаи убрались восвояси.  А они – Владимир и Юдит, с наскоро собранными мамой Владимира котомками, под покровом ночи вынуждены были уйти в лес.

Мог ли этот молодой, высокий и статный парень, разделяя и горбушку хлеба, и смертельную опасность с этой хрупкой синеглазой еврейкой, узнав за годы лишений о ней больше, чем о самом себе, не полюбить её?

Война окончилась. Они выжили. И он сделал ей предложение, но… Юдит любила другого.  Расспросы среди двух-трёх чудом выживших евреев. Поиски. Запросы в Красный Крест  - и жестокий в своей сущности ответ оттуда: «Пропал без вести».

Только в 1950 году Юдит и Владимир поженились. Прожили вместе длинную и счастливую жизнь.  ( А с Михаэлем Бидером Юдит всё-таки встретилась здесь, в Израиле, почти через 60 лет! Но это уже другая история.)

Юдит не так давно исполнилось восемьдесят девять лет. Вот уже более десяти лет, как её Владимир, светлая ему память, ушёл из жизни.

У неё два сына, четверо внуков и пять правнуков. В начале 2012 года Юдит получила извещение из Яд ва-Шем.  В нём слова, которые заставили трепетать её закалённое в испытаниях  истинно иудейское сердце:  «Сотрудники отдела “Праведники Мира” института Яд ва-Шем рады сообщить Вам, что на заседании специальной Комиссии, в знак глубочайшей признательности за помощь, оказанную еврейскому народу в годы  Второй мировой войны, вышеуказанным лицам (Чайковскому Владимиру и его родителям -Чайковскому Павлу и Теофиле) присвоено почётное звание «Праведники Мира», посмертно».

Написанное дальше расплывалось перед глазами, рука дрожала, а глаза застилали слёзы глубокого почтения и светлейшей признательности  за высшую справедливость! И слёзы молитвенной благодарности! Благословенна их память – Владимира и его родителей, посмертно  удостоенных  высочайшей чести –  называться Праведниками Мира.

21 февраля 2012 г. в Иерусалиме, в стенах Национального Мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд ва-Шем» состоялась торжественная церемония вручения семье Чайковских Почётной грамоты и медали Праведников народов мира. Решением Комиссии по присвоению звания Праведника народов мира Яд ва-Шем от 21.06. 2011г. эти награды посмертно присвоены  украинцам Чайковскому Владимиру и его родителям Павлу и Теофиле. Драгоценную награду принял из рук членов комиссии сын Владимира и Юдит…

Коментування і розміщення посилань заборонено.

Коментарі закриті.

Online WordPressORG template HostingReview