Міхаель Юріс: День народження

ден

Как можно любить Господа Бога,

Которого не видите,

Если вы не любите соседа,

 с кем рядом живёте!

Гости, сидевшие за столом, взяли каждый по ломтику хлеба из кучки ломтей в плетеной корзине и начали активно жевать, словно выполняя упражнения для зубов. Нас было человек тринадцать. 

 -Ну, друзья, – сказал Моше, хозяин и виновник торжества, сидевший во главе длинного стола.

-Наливайте себе кто, чего хочет.

Все дружно наполнили бокалы. Я встал и коротко поздравил Моше с его днём рождением. Все сразу присоединились и выпили за его здоровье.

 - Спасибо, дорогие, спасибо. А теперь ешьте, друзья, хорошо поешьте, завтра пост…Судный день…

 Все сели и дружно, как рабочая команда, принялись за селёдку и салат. Напитки оказались хорошими, очень хорошими, и после первых отрывистых тостов, после первого глотка с причмокиванием за нашим столом родилось чувство, что все люди братья (сёстры тоже сюда входят), и это чувство всё росло и росло и, наконец, целиком охватило нас.

 Потом выпили ещё. Зашел разговор о судном дне и вообще о религии и Боге.

 - Друзья,- вставая со стула, покачиваясь, сказал Яков.

 -Я хочу задать вам неординарный вопрос.… Все ли вы соблюдаете еврейские традиции?

Одни пожали плечами, другие многозначительно переглянулись.

 -А к чему ты это? – прошумело вокруг.

-А кстати, завтра ведь Судный день.

 Мой сосед справа начал что-то бурчать мне под ухом, потом встал и с рукой на сердце поклялся, что всегда и везде придерживался еврейских традиций: “Вот, я даже завтра и пить не буду, не только не есть”.

 Девушка, сидящая напротив, задержала вилку, воткнутую в рыбью голову, глаза которой выпучились на меня, и внимательно посмотрела на него.

-А ты, Ицхак, в Бога веришь?

- Что? При чём здесь Он?

 -Как причем, ведь завтра суд божий!

 -Я верю в Иудаизм, Иляна.

 -А я спрашиваю, веришь ли ты в Бога?

 Ицхак, ничего не ответив, махнул рукой и энергично начал уплетать курицу в соусе. Иляна подождала минутку – две, наблюдая, как все, сопя, в поту лица, поглощают блюда и уничтожают пищевые запасы.

 Потом, посмотрела на меня в упор и спросила:

 -А ты, Михаэль, веришь ли ты в Бога?

 Все посмотрели на меня.

Я покачнулся на моём сидении, чуть тронул свою тарелку, разглядывая куриную ножку, удобно устроившуюся в ней.

 - Я человек нерелигиозный, – нерешительно ответил я охрипшим голосом,- но,- продолжил более уверенно,- люблю всё связанное  с традицией.

 -Очень хорошо и удобно, – сказала Иляна и залпом опустошила свой бокал.

“Ну и зануда, но красивая, бестия”, – решил я.

Почему-то разволновался – не то от выпивки, не то от её реакции. Волна румянца залило мое лицо и, скатившись по моей шее под рубашку, пошла в низ…

Казалось, что каждый видит, как эта волна у меня скользит и сползает куда-то…

 ”За много хлебнул”, – промелькнула мысль.

 -А меня не спрашивай, – пришла мне на помощь соседка слева с улыбкой балованной кошки.

 -Нет, тебя я не стану спрашивать. Ведь ты веришь только в то, что можно пощупать рукой, не правда ли?

 Я невольно посмотрел под стол.

Все засмеялись.

 -А вот твоего мужа я могу спросить.

 -Моше, а ты…?

 -Конечно, конечно, – заторопился тот, вытирая салфеткой, лоснящиеся от жира, толстые губы.

 -Бедняга, – сказала Иляна сочувствующим голосом, и все расхохотались.

 Яков поспешил Моше на помощь, словно над ним нависла опасность.

-А ты, Иляна? Может, ты откроешь нам глаза на твою святую истину?

 Девушка положила руки на стол и, облизнув губы, словно предвкушая сладость слов, исходящих из её уст, прострочила:

 -Я женщина верующая по своей натуре, но очень не люблю, чтобы люди судили меня и обсуждали мои поступки. Моя жизнь и мой дом – это моя крепость. Мне неприятно, когда чужые заглядывают в мою тарелку…

Кто-то шепнул: ” Ух, а я готов заглянуть…”

Несмотря на шепот, все услышали и не удержались от очередного хохота.

 Яков не уступил и сказал: ” Но это не вопрос веры в Бога”.

 Девушка замолчала, покраснев, не то от вина, не то от избытка чувств.

 - Да, я верю в Бога, и только Он мне судья, – неожиданно тихо прошептала она.

 Дина, хозяйка дома, поднесла блюдо Иляне и сказала дружеским тоном : “Выбери себе лакомый кусочек, и не обращай внимание на “дебилов “.

 -Благодарю, – ответила Иляна.

 Она взяла вилку и уже нацелила её на одну из порций, но вдруг оставила это намерение и продолжила все тем же тихим голосом:

 - Еврейка я, Яков, еврейка, признаёт это религиозное общество или нет.

 На этот раз, интонация её слов придала им некий побочный смысл.

Все уставились на неё в бессмысленном смятении.

Только Моше, допив свою рюмку, зачем-то стал вертеть её в пальцах, рассматривая на свет лампы. По щеке Иляны, внезапно скатилась предательская слеза, которая совершенно изменила её лицо.

 Я храбро бросился ей на выручку:

 -Друзья мои. Вы ведь знаете, что я нерелигиозный. Но я верю, что Бог существует. Бог создал нас, а мы создали Бога. Поверьте в него, и тогда поверите в свои возможности. Верьте в себя и в свои силы, и тогда Бог будет у всех и для всех…

 -Молодец, Михаэль,- сказал Яков. -Давайте за это и выпьём.

 Все дружно встали и выпили до дна. Тишина оцарила вокруг. Дина, пользуясь моментом, подала свой голос:

 -Как салат? Сегодня он получился на славу.

 Все дружно согласились. Опять настала натянутая пауза.

Иляна встала и бросив вопросительный взгляд на меня, будто приглашая, проговорила:

  – Пойду, покурю, – и вышла на балкон.

Я вышел следом за ней.

Она протянула мне пачку сигарет, хотя знала, что я не курю. На этот раз, я отступил от своих принципов и закурил. Вскоре все гости были на балконе.

 Вечер был свежий. Луна только начала свой путь на темном небосводе, забрызганном мигающими звездами.

 ”Бог мой, где ты?” – подумал я.

 -Смотрите, звезда падает!

 Все устремили взор в то направление…

 Подали десерт…..

 Юрис Михаэль

Ви можете залишити коментар, або посилання на Ваш сайт.

Залишити коментар

Ви повинні бути авторизовані, щоб залишити коментар.

Online WordPressORG template HostingReview